checkboxchevron-downСозидательcrosscross2Монтажная область 13 копия 4Монтажная область 13 копия 10Монтажная область 13 копия 5Монтажная область 13 копия 14Монтажная область 13 копия 7Монтажная область 13 копия 6Монтажная область 13 копия 11Монтажная область 13 копия 8Монтажная область 13 копия 13Монтажная область 13 копия 9Монтажная область 13 копия 2Монтажная область 13 копия 3Монтажная область 13 копия 12dotted-roundexpertМонтажная область 1Монтажная область 1Монтажная область 1eye0360D363-7716-42B9-971F-7CB939071EA8fbКатегорияgreen-checkinfoРегионokB3C2F115-1A09-40E6-A485-5612DEED0AC8plane-wh7820210E-B8C5-4B95-A3A9-CF1256B67D7842D20D2E-3797-4A35-A943-954A0B2296C5searchshareslider-arrowslider-arrow-lgslider-arrow-mdplane-whНоминацияC1568092-9B79-4F19-A927-B264CBF67041Авторvkwhite-strokes2917E6FC-B70B-4655-8B0D-4FC51CA6DA41yt

Люська

Фотограф Ольга Кузнецова

Люська — единственный житель деревни Головкино, что  на Псковщине. Из даров цивилизации у Люськи сотовый телефон и электричество не каждый день. До ближайшего обитаемого поселка 5 километров. «Дороги, как зарплаты, как футбол и кино — говно!» — цитирует Люська репризу КВН.

Дочь и внук по-очереди приезжают из Новгорода. Люська им помогает — картошка, соленья, свежие фрукты-овощи летом. Весной до осени приезжают соседи: Юля с мужем и Рита с сыном. С Юлей Люська не разговаривает, а с Ритой дружит. Летом чего не жить — автолавка по пятницам, баня по субботам. Вода в ручье мутная только после дождя, не то что в половодье — неделями. В церковь Люську Рита свозит, своими ногами 10 км Люське уже трудно — 70 лет как-никак. По дому, в бане, в огороде — все сама:  дров наколет и крышу подремонтирует. Без прыти, «конешно, чтоб не окорытиться» (не упасть). Огород весной из соседней деревни приезжают пахать на тракторе. До магазина 5 км вдоль ручья, в распутицу не пройдешь. Зимой редко, но заскакивают на машине: «Как ты, тёть Люсь?» — Люська уже знает, что приедут, привезут заказанное в магазине по телефону — цивилизация. Заказ рублей на 300 — молоко да сахар, хлеб, соль, спички. Коньячку грамм 200 обязательно, Люська человек общительный и под разговор или в праздник принимает. Новый год не считает за праздник. Рождество — да. Мама так приучила. 

Рита с Люськой вспоминают общих знакомых. Ритина бабушка родом из когда-то большой деревни Головкино

Летом моя одноклассница Рита пригласила погостить меня на Псковщину, где я познакомилась с её соседкой Людмилой Вячеславовной, Люськой - так она представилась. Люська человек доброжелательный, открытый и гостеприимный. Подружились мы мгновенно, с первого взгляда. 

Запасы. Всегда есть чем гостей порадовать

Люська обожает хвастаться нарядами: «Пальто мамино, в 1937 году справили. Отличное, до сих пор как новое. Теплое, на вате. Шляпки мои. Летом ношу. Юбка, любимая. Кофту надо к ней. Говорю дочке: «Привези мой бадлон, я выкройку сделаю и сошью себе такой же. «Мама, это 50 лет назад носили». Я знаю, что делаю. Не везет!».
«Не ношу я советские вещи. Рожа деревенская, плащ советский? Только импорт! У меня вещи круче, чем у Брыльски, она нищета по сравнению со мной. Из моды вышло. Зато ватник и жилетка модные! Мне все завидуют. У меня все импортное. У соседки все советское. Деревня».

Рассказов у Люськи тьма, как сказки:

 — Анастасия-монахИня подарила этот крест бабушке, когда Тибет раззорили. Жила в землянке за озером. Пришли бандиты, книги святые порвали-растоптали, Анастасию повесили вниз головой, а наружу выйти не могут. Стали молить: «Прости нас, Анастасия!» Анастасия простила, сняли ее и вышли.
Анастасия-монахИня узнала, когда бабушка к озеру придет. На лодочке подплыла и подарила бабушке крест.
-—Люсинька, что значит «Тибет разорили»?
— Шут его знает. Мама так говАривала.

Руки у Людмилы Вячеславовны золотые, любое дело спориться. Шитье — так, забава,  отдых. 

Будет новая красивая наволочка

В моделировании одежды Люське равных нет. Любая тряпочка приспособлена к делу. Новая рубашка из старой мужской и передника.

Демонстрация обновки гостям

Камеры Люська не боится. Дает советы, как и что снимать. «Я сама снимаю. «Смена» была. Штатив (увеличитель) был. Все было. Хорошие карточки я снимала. Куда все делось?».

Люська с фотоаппаратом «Смена»

Постничай по средам, ходи в баню по субботам. По субботам Люська топит баню по-черному ольхой. Такую баню топить — отдельная наука. 

После пара Люська лежит, отдыхает, но как бы не устала, поднимается, ставит кастрюльку (вместо чайника) в печку и потом долго пьет чай с вареньем или яблоками.

Вместо чайника — кастрюлька, быстрей закипает

Люська встает рано - часа в 4 и «обряжается» — выносит помои, колет и приносит дрова и воду. Топит печку (даже летом) раз в пару дней — готовит похлебку. Потом завтрак и часок поспать. Летом дел больше, чем зимой — косить, полоть, подвязывать, окучивать — все сама. Сено меняет на молоко — у соседей за речкой живет козочка.

На покосе. Успеть до грозы

Мамино рукоделие к яблочному Спасу настирано, прогладить осталось. Мама была верующей, в колхоз не вступила. Люську в «пионэры» не пустила: «Будет 18, пусть делает что хочет. Пока я ей хозяйка, не пойдет она в поганую пионэрию». Остались книги, иконы, молитвы и мамины стихи. 

Самотканая мамина занавеска. Люська пользует её только по праздникам

Мамины стихи Люся хранит бережно. «Мама перед смертью написала мне в наставленье».

Люся все делает по-маминому. Если в церковь пойти не возможно — читает дома акафисты и молится
Молитвы Люся читает по старинным маминым книгам

 

— Люся, давай портрет снимать?

— Не нужен мне портрет. На памятник, что-ли? Лучше сними, какая я в церковь хожу. По правде. 

— Губы сроду не красила. Глаза всегда только карандашом. Матерные слова нельзя говорить — родителям на том свете хуже делаешь.

В церковь нужно идти красивой

— Платки мне не идут. Я всегда в платок газету завертываю, как медицинскую косынку ношу. Как будто шапочка.

В церковь надевает нарядное, из сундука

— Люсинька, зачем тебе сейчас сумка-то? Давай без сумки тебя сниму.  
— Вот ещё. Я в церковь завсегда с сумкой хожу. Печенья там, яиц вареных снести надо. Денег на записки и свечки. С сумкой сымай, чтоб по правде все.

Готово! Снимай!

Зима еще не установилась, но топить надо. Люська со всем справляется одна: «Уйди, городская, топором зашибёшься».

  •  

Колодцев в деревне нет. Два ручья — Он и Она. В Люськином ручье Она вода мягкая, для чая хороша.

По воду

В доме две печки. Похлебки, борщи, пироги — все готовится в русской печке. Чугунку Люська больше любит:  чайник вскипятить, еду разогреть. В доме быстро теплеет. Остывает тоже быстро. 

Борщ из печки
Чугунка
Большая русская печка. Похлебки, борщи, пироги готовятся в русской печке

Люся — как магнит. Я вернулась справлять Новый Год в Головкино. С моим приездом население деревни удвоилось. 

Едва на порог, вписалась в обычную  деревенскую жизнь. Обрядились. Воду в подвале откачали — лето-осень-зима гнилые выдались. Дырку под стрехой заткнули тряпочкой. Вдвоем сподручней — один затыкает, другой держит. Канавку откопали, чтоб вода от дома в ручей текла.


Ёлку на Новый год у Люськи в семье никогда не ставили и подарков не дарили. «Мама пирогов напечет — и все». Пироги и так каждое воскресенье пекли. Подарки — где взять? — ни денег, ни товаров — в магазинах полки всегда пустые.

Ни одной ёлки не пострадало. Мы нашли ветку, сломанную ветром и приспособили ее под ёлочку

Ёлочных игрушек у Люськи нет. Приспособили питерские конфеты и печеньки из Москвы.

Знатный зековский ватник из Норильска на Люське

Мама во время войны не сдала власовцам 2 кучи сена. Написали в комендатуру, присудили 6 палок. Липка (мамина сестра) пошла в комендатуру, отнесла яиц, маму и не наказали. После войны в нашу комендатуру стукнули, упекли Липку на 10 лет в Норильск. 
Хорошо Липка там жила, нам посылки слала. Завидовали страшно. А уж когда маме швейную ножную машинку привезла – вся деревня смотреть бегала. Ватники все – Липкины, зэковские, из Норильска

Стрижется Люська сама, перед зеркалом

Днем истопили баню. Напаренные, намытые.  Люська еще и подстриглась.  Едва управились к путинскому поздравлению.  С Новым 2018 годом! 

Слышали, как бабахал салют в соседней деревне в 5-ти километрах.

Поздравление президента 31 декабря 2017 г.

Утром 1-го засобиралась в город, домой.
«Люблю тебя как булку с маслом,
Дороже ты мне всех котлет», — сказала мне на прощание Люська и полезла в подпол за гостинчиком.

Гостинчик от Люсиньки — соленые огурцы — съели в миг

«Убираться 2 дня в доме не буду, чтоб легко тебе ехалось».

Осталась Люсинька с котенком ждать следующего гостя до конца января — внука Володю.